3 заметки с тегом

Чтение

«Esquire» всё

Моим первым номером журнала «Esquire» был декабрьский выпуск 2006 года с Биллом Мюрреем на обложке. Я тогда ездил устраиваться дизайнером-верстальщиком в журнал «Смена» (меня туда так и не взяли) и на обратном пути увидел в киоске этот журнал. Не особо надеясь на то, что там будет что-то интересное, взял почитать. А там было что почитать.

С тех пор брал его регулярно, не пропуская почти ни единого номера. Даже когда ушёл в армию, попросил родителей не забывать покупать. Потом вернулся и стало некогда читать, но я продолжал покупать. Год назад даже нашёл недостающие у меня номера и приобрёл их частным образом. В итоге у меня есть все номера, кроме самого первого (дайте почитать, у кого есть!).

На фотографии очередной свежий номер, который я уже не куплю. Всё потому, что наконец-то у меня появилось время начать читать «Esquire». Сначала я прочитал пару выпусков, в которых главным редактором был ещё Филипп Бахтин. И они были классными. А затем решил ознакомиться с тем, что сделал с журналом новый главред Сергей Минаев. Я предполагал, что журнал станет другим, но не настолько же.

Каждая статья — реклама. Слово главного редактора — сплошная банальность. Герои номера интересны разве что подросткам. Вместо написания забавных писем читатели теперь просто ищут ошибки в предыдущем номере. Слово «Путин» встретилось мне ровно один раз за прочитанные десять номеров. Вообще журнал уже не подвергает власть критике интеллектуальными подъёбками (то, за что я его полюбил). Каждый номер теперь посвящён целиком какой-нибудь скучной теме.

Это уже совсем не тот «Esquire». Сергей Минаев превратил его в говно. И, чтобы не купить очередной номер по привычке, сформированной годами, я написал этот пост. Надеюсь, поможет.

 6   8 мес   Чтение

Личная жизнь и работа

Стоит задуматься над высказыванием Радислава Гандапаса о том, что часто работа становится смыслом жизни:

«Сработала главная уловка социума — личная жизнь человека обслуживает его производственную функцию, а не наоборот. Это напоминает мне тенденцию, которая сегодня складывается в отношении компьютерной техники: ресурсы, потраченные человеком на компьютер, превышают время и усилия, которые компьютер экономит человеку. Компьютер был создан, чтобы облегчить жизнь, но для многих людей стал самостоятельной ценностью. Так и с работой: она должна делать жизнь богаче и интереснее, но на поверку частенько подменяет собой смысл жизни».

У большинства нет такой работы, за которой можно проводить сутки напролёт без ущерба для личной жизни. Количество времени ограничено. Нужен временной баланс.

 2   2017   Чтение

Некогда

А. Ф. Кони вспоминает последнюю встречу с поэтому Некрасовым:

«<…> Во время долгой и тяжкой предсмертной болезни Некрасова я был у него несколько раз и каждый раз с трудом скрывал свое волнение при виде того беспощадного разрушения, которое совершал с ним недуг. Последнее время он мог лежать только ничком, в очень неудобной позе, под одной простыней, которая ясно обрисовывала его страшно исхудалое тело. Голос был слаб, дрожащая рука — холодна, но глаза были живы, и в них светилось все, что оставалось от жизни, истерзанной страданием. В последний раз, когда я его видел, он попенял мне, что я редко к нему захожу. Я отчасти заслужил этот упрек, но я знал от его сестры, что посещения его утомляют, и притом был в это время очень занят, иногда не имея возможности дня по три подряд выйти из дому. На мои извинения он ответил, говоря с трудом и тяжело переводя дыхание: „Да что вы, отец! Я ведь это так говорю, я ведь и сам знаю, что вы очень заняты, да и всем живущим в Петербурге всегда бывает некогда. Да, это здесь роковое слово. Я прожил в Петербурге почти сорок лет и убедился, что это слово — одно из самых ужасных. Петербург — это машина для самой бесплодной работы, требующая самых больших — и тоже бесплодных — жертв. Он похож на чудовище, пожирающее лучших из своих детей. И мы живем в нем и умираем, не живя. Вот я умираю — а, оглядываясь назад, нахожу, что нам все и всегда было некогда. Некогда думать, некогда чувствовать, некогда любить, некогда жить душою и для души, некогда думать не только о счастье, но даже об отдыхе, и только умирать есть время…“»

Некрасов говорил о тогдашней столице — Санкт-Петербурге. Но тоже самое мы сейчас можем сказать и о Москве. Большой город заставляет человека ускоряться, суетиться. Приходится делать всё большее и большее количество дел, часто параллельно. Выходные расписаны так, что, действительно, часто некогда из дома на улицу выйти. Отдыхать и жить точно некогда. И что с этим делать?

 6   2017   Чтение